Искусство любви. Современный взгляд

Современные психологи, ученые, журналисты о любви, сексе, отношениях, о мужчинах и женщинах.

 

ltr4

 

Девочки боятся конца отношений, мальчики – их начала.. 

Все сначала. Неожиданно удачное свидание, ночная "асечная" болтовня с первым, кто готов слушать, стучащий в голове недосып, сопровождающийся странной работоспособностью, руки не отпускающие от себя мобильный, особое выражение лица и голоса, по которым всем сразу понятно, кто тебе звонит..
Море вопросов, мало ответов.
Стойкие убеждения, которые мы в любой момент ради новой любви готовы изменить. 10 лет назад всё это уже проходили. По данной дисциплине, казалось бы, сдано столько зачётов и получено столько дипломов!
Девочки развиваются быстрее мальчиков. Но им важно, чтобы у них ещё не развевались волосы, причём красиво.
Мальчиков волнует сначала пламенный мотор, а потом уже сердце. По крайней мере, так они говорят. Девочки - из платочков и клубочков, мальчики из линеек и батареек.
Девочки боятся конца отношений, мальчики – их начала.. 

Евгения Батурина (Cosmopolitan)

 

Любовь - липкий туман в голове

"Любовь, помнится мне, – вид болезни. Липкий туман в голове и головастая бабочка в желудке. Злость, недоверие, ревность и бескрайний эгоизм: твое счастье в чужих, да ещё и малознакомых руках.
Другой человек – источник страдания не в меньшей степени, чем наслаждения, потому что, влюбляясь, мы больше всего боимся потерять того, кого ещё нет, страшимся показать себя с плохой, так и любой другой, стороны.
И зачем? У Платона говорится, что, люди, которые проводит вместе всю жизнь не могут даже сказать, чего они, собственно, хотят друг от друга. "

Александр Генис (Psychology) 

 

За что ты меня любишь?

Получается, что искусство любви заключается в умении доставлять радость любимому и в умении радоваться тому, что меня любят. Понятно, что этими умениями должны обладать обе стороны.
Истинно любящему трудно ответить на вопрос: «За что ты меня любишь?»

Ошибочно думать, будто любовь сверхценна и ей в жертву могут быть принесены другие ценности: свобода, мудрость, семья…
Сверхценность и особая привлекательность любовных отношений вызвана тем, что только в них взрослый человек находит признание как уникальное неповторимое существо.
В нашей повседневной жизни к нам относятся как к представителям определенных категорий: сотруднику, начальнику, продавцу, покупателю, пассажиру, кассиру и т. п.
И только в глазах любящего мы снова становимся особенным, единственным и неповторимым.

Юрий Орлов (Наша Психология)

 

Женщина создана для двоих, мужчина - только для самого себя

Так что я считаю, что зависимости от секса не существует, пока мне не покажут рецепторы, реагирующие на секс. Если зависимость не обладает биологической природой, это не зависимость. Если нужно запрыгивать к каждой красавице в постель, значит, «защита» очень скромна. А вот влюбленность есть патология и бред. Он заключается в мысли, что мир может стать лучше или хуже в зависимости от присутствия в нем конкретного человека. Один человек не может преобразить мир, а кто думает иначе – тот ненормальный.

Считается, что любовь касается двух людей, но это не так. Как говорит Платон в «Пире»1, любовь – это отношение рациональной части меня с нерациональной. Когда ты вторгаешься в нерациональную часть меня, я тебя люблю, хотя на самом деле я люблю нерациональную часть себя. Любовь – контекст, в котором я вступаю в диалог с этой своей нерациональной частью. Получается, что любовь никогда не происходит между двумя, но именно благодаря тебе я смог добраться до пресловутой нерациональной части себя.

«Любовь – это болезнь с одним-единственным преимуществом: она длится недолго» Зигмунд Фрейд
Нет никаких отношений «я-ты», но в то же время «ты» – это Вергилий, который сопровождает Данте в ад и является гарантией его возвращения на землю. Ведь то, что я дошел до нерациональной части себя, не значит, что я смогу оттуда выйти. Поэтому мне нужен человек, которому я доверяю; поэтому не со всеми занимаются любовью, потому что не каждому мы можем довериться.

Зрелость — это способность найти отношения, а не только удовлетворение своих желаний, начиная с еды и секса и заканчивая отношениями с другими людьми.

Модель мужчины-добытчика и женщины-добычи – это ерунда, мужчина может достичь сексуального возбуждения, только если женщина его выбрала. Я могу сказать «да» той, что меня уже любит, но очаровать какую-нибудь другую мне будет трудно.
Женщина, даже если она бесплодна, создана для двоих, мужчина же создан только для самого себя.

Чаще всего мы занимаемся любовью ради познания. Мы используем сексуальное влечение для самоутверждения, для подтверждения нашей личности. Если у нас ее нет, мы вынуждены снова ее приобретать: этот «вечно пустой глиняный кувшин», как говорил Платон, всякий раз нужно наполнять заново...

Умберто Галимберти (Umberto Galimberti) – философ и психоаналитик, автор книги «Кочующие слова» («Parole nomadi», Feltrinelli, 2008) 

 

Как и кого она выбирает?

Мужчина и женщина разные, но построены на принципе взаимодополнения: чего не хватает у одного, в избытке есть у другого.
Секс – это обмен: женщина получает мужскую, грубую энергию, а делится своей тонкой энергетикой. Мне нравится сравнение женщины с вишней: внешне она мягкая, соблазнительная, сочная, но все держится на жесткой основе – косточке. Мужчина же похож на орех: внешний слой – твердая скорлупа, а внутри – мягкая сердцевина.
Для мужчины оргазм – это цель (так природа заинтересовала самца совокупляться), а секс – разрядка: он с удовольствием займется любовью, чтобы, к примеру, снять стресс. Для женщины оргазм – лишь приятное дополнение, ей важнее сам процесс: наслаждение контактом, общением, тактильностью, близостью… Избавиться от стресса она предпочтет не в контакте с мужчиной, а с помощью вкусной еды, душа, ванны.

Как и кого она выбирает? Мужчина видит женщину и сразу понимает, хочет он ее или нет.
Женщина, конечно, также анализирует внешние данные, но ей важно почувствовать, что партнер надежен, потому что она неосознанно выбирает не только любовника себе, но и отца своим детям. Способность отвечать за возможное потомство важна в женском выборе партнера, это влияет и на сексуальность, и на любовные отношения. Женщины любят говорить: «Он посмотрел на меня, и я растаяла». Это правда... но не совсем. Женщина первой дает невербальный сигнал о том, что готова к контакту (не сексу, хотя и к нему тоже). Если мужчина не уловит этот сигнал, он не решится на знакомство.

Ольга Рожкова, психолог 

 

Бегство от любви

Далеко не всегда внезапное чувство перерастает в длительные отношения. Нередко потому что стратегией поведения влюбленных становится… бегство.
«Любовь с первого взгляда сметает привычную жизнь, и это может пугать, – поясняет Татьяна Ребеко. – Ведь в такой ситуации мы теряем контроль над тем, что так кропотливо создавали. Поэтому, стремительно влюбившись, мы можем решить не идти за этим чувством». В то же время любовь с первого взгляда дает надежду пережить (получить, почувствовать) то, к чему мы стремимся, о чем мечтаем, в чем так сильно нуждаемся. Но такая перспектива иногда оказывается настолько пугающей, что человек не в силах совладать с собой. Бегство спасает его от тревоги. Отказываясь от влюбленности, мы защищаем себя и от мучительного разочарования, которое неизбежно, если чувство окажется безответным.

Татьяна Ребеко, юнгианский аналитик  

 

Феромоны делают нас более соблазнительными

Выжить и продолжить род – это стремление по-прежнему хранится в наших генах. «В эволюционном плане человеку важно не просто выжить самому, но и понравиться представителю противоположного пола, удачно выбрать партнера и суметь вырастить потомство, – рассказывает антрополог Марина Бутовская. – Именно поэтому мужчины бессознательно ищут в женщине признаки, говорящие о ее репродуктивном потенциале, а женщины – свидетельства способности мужчины обеспечить ресурсами и защитой будущую семью»*. Влечение возникает бессознательно, инстинктивно. За считаные секунды наш мозг оценивает привлекательность другого человека: есть множество индикаторов, по которым мы моментально оцениваем его здоровье, сексуальную зрелость и социальный статус. Гармоничная внешность, сексуальность, пропорции тела, форма лица, разрез глаз, размеры носа и губ – все это имеет для нас значение. Зачастую нас влечет к человеку помимо нашего сознания: так влияют на нас «молекулы любви» – феромоны. Эти особые белковые соединения вступают в не осознаваемые нами химические реакции. Именно феромоны делают нас более соблазнительными.

Марина Бутовская, антрополог

 

Важно уважать и поддерживать наши различия

«Если два некогда отдельных друг от друга «я» сливаются во всеобъемлющее «мы», из него уходит энергия, которая как раз и позволяет паре двигаться вперед, развиваться», – констатирует психотерапевт Ольга Долгополова.
На самом же деле нам стоит уважать и поддерживать наши различия, иметь твердость отстаивать собственные, личные желания. И, соответственно, уважать желания другого.
Ведь вспомним: когда мы впервые встретили его, нас привлекло именно наше различие… которое с течением дней стало стираться. Неизведанные грани исчезли, драгоценный самородок отполировался и стал галькой-голышом, дикая пантера превратилась в толстую домашнюю кошку, хорошо знакомую и предсказуемую.

Избегать жертвоприношений
В сущности, подобное жертвоприношение – это вид шантажа и так или иначе всегда отравляет близкие отношения. «Ведь, жертвуя, в ответ человек ожидает жертв и от партнера, который подчас и не догадывается об этом», – говорит экзистенциальный психотерапевт Светлана Мардоян.

Создать пространство любви
«Высшая степень близости двоих – сексуальная, – напоминает Светлана Мардоян. – И за ней, как за чувствительным редким цветком, нужно постоянно ухаживать, предпринимая нечто, что не вписывается в обычный распорядок дня. Скажем, можно позвать партнера на свидание, прогулявшись по городу, зайти в кафе или ресторан. Вырваться из повседневности, улетев на выходные в другую страну.»
Соглашаться на разлуку
Еще одна помеха нашей независимости – это наше подчинение существующей социальной норме: «Пара должна быть всегда вместе».

Поддерживать другие желания

Наталья Гриднева, Надежда Василевская (Psychologies)

Как мы понимаем верность

«Никто не в силах гарантировать, что не поддастся соблазну. Потому что пообещать такое – значит в определенном смысле пообещать перестать быть живым. Соблазн – одна из сил, действующих в нашей жизни. Рискуя сбить нас с пути, соблазн показывает нам, что этот собственный путь у нас есть. В чем-то он даже помогает нам найти свою дорогу, напоминая: есть то, что мы выбрали, и есть иное – и нельзя недооценивать это обстоятельство. Контраст между связями «на стороне» и отношениями с постоянным партнером позволяет заново определить, что есть единственного и неповторимого в нашей жизни с тем человеком, к которому мы возвращаемся, которого снова и снова выбираем, – с нашим спутником жизни, с нашим любимым».

Даниель Сибони (Daniel Sibony), психоаналитик

Желание повысить свою самооценку (взглянув на себя глазами нового партнера), испытать более сильные ощущения или отдать дань своему эпикурейству – такие мотивы называют те, для кого неверность совместима с любовью. «Но у бессознательного свои резоны, про которые разум не догадывается, – подчеркивает психоаналитик Лола Комарова. 

Однако иногда неверность другому может оказаться единственно возможным путем к верности себе – неповторимой личности с разнообразными и порой противоречивыми желаниями. Верность себе, примиряющая потребности и идеалы: не так ли выглядит новая форма свободы, которая открыта сегодня для каждого?

Psychologies

В большинстве случаев мы верны не другому, а нашим моральным принципам. Которые в реальности представляют собой часть христианской традиции (всегда рассматривавшей плоть как абсолютное зло) и которые в жизни многих принимают эстафету (пусть мы этого и не осознаем) у запрета на сексуальность, исходившего в детстве от родительских фигур.
Следует ли теперь заключить, что «неверность» – благо? Нет, конечно.
Я только хочу отметить, что, прославляя понимаемую подобным образом «верность», мы освящаем систему понятий, которая одобряет жизнь вопреки собственным желаниям. В данном случае речь идет о сексуальном желании, но это относится и к желаниям вообще, ко всему тому, что делает нас, «желающих», живыми.

Клод Альмос,  психоаналитик