Совершенствоваться без принуждения

Недовольство собой, неудовлетворенность, сравнение с другими - чаще всего эти причины служат толчком для самосовершенствования.

И это изначально определяет процесс самосовершенствования как тяжелый, мучительный, построенный на постоянном принуждении. И многие люди не готовы к этому процессу.

Есть люди, которые всю жизнь, как им кажется, делают не то, что им следовало бы делать, занимаются не тем, чем хотят, дружат не с теми, с которыми, как они думают, следовало бы дружить, и даже погода на сегодняшний день у них не такая, как бы им хотелось. 

Это происходит не от того, что у них плохая судьба или плохие родители, а от того, что они отказались от работы над самими собой по самоопределению, самосовершенствованию. Это происходит от того, что им кажется, что самосовершенствование и самоопределение- это занятия, угодные родителям, учителям, "начальству", а не им.

 

Но это неправильный путь и неправильные установки: на самом деле самосовершенствование может быть увлекательным и захватывающим занятием,  которое дает нам возможность быть довольными и удовлетворенными своей жизнью здесь и сейчас.

 

Когда мы что-то делаем или переживаем, то в конце этого процесса  мы становимся совсем другими, чем в его начале.

Одно и то же дело может приводить к разным последствиям. Это зависит от изначальной установки — или на самосовершенствование, или на избавление от трудностей жизни.

Например, мытье посуды можно рассматривать как помеху, отвлечение от важной работы, неприятную рутинную обязанность и с раздражением выполнять эту работу, с целью быстрее от нее отделаться. В то же время возможен другой вариант отношения к данной задаче:  рутинную деятельность можно превратить в акт самосовершенствования, в частности в упражнение по концентрации внимания и в опыт быстрого погружения в любую деятельность, которую вы стремитесь выполнить наиболее совершенным способом.

В первом случае мы будем чувствовать себя плохо, испытывать раздражение оттого, что нас отвлекают, во втором случае мы забываемся в деле, увлекаемся  и выходим из этого процесса лучшими, обогащенными.

 

Мы устроены так, что полное погружение в действие, сосредоточенность на нем обязательно вызывают состояния, близкие к экстатическим, что принято называть вдохновением.


Соотношение свободы и принуждения, т. е. того, в какой мере мы должны себя насиловать, лишь в незначительной степени определяется обстоятельствами и ситуацией и в большой степени уровнем нашей саморегуляции и совершенствования.

Если дело, которое я исполняю, понравится мне спустя пять минут как я к нему приступил (а не через 10 часов самопринуждения), то я более совершенен, чем если бы оно мне вообще не понравилось и вызвало у меня отвращение. Поэтому самосовершенствование состоит в постепенном уменьшении самопринуждения к делу, к которому побуждает меня необходимость, и соответственно в уменьшении моей несвободы, в приобретении все большей и большей свободы.

Самосовершенствование прежде всего состоит в управлении своими переживаниями, чувствами. Понимание природы собственной радости и удовольствия, способность управления внутренними механизмами радости и страдания не даются нам с рождения, а приобретаются в опыте. Следовательно, самосовершенствование состоит в приобретении этого опыта.

Но часто самосовершенствование многими понимается как развитие способностей, реализация задатков, присущих нам от рождения.

Наше отношение к собственным способностям и возможностям других обусловлено нашей культурой отчуждения. Поскольку мы оцениваем друг друга по уровню способностей, из которых хотим извлечь пользу, мы точно так же оцениваем и себя. В результате этих актов оценивания и сравнения людей между собой и себя с другими по способностям мы приучаемся видеть себя и других не как цельную индивидуальность, а как комплекс способностей и черт характера.

Самосовершенствование мудрецы прошлого сравнивали с движением по лезвию бритвы.

В самом деле, можно ли полностью отказаться от того, чтобы сравнивать себя и других по уровню способностей или других черт? Можно ли полностью отказаться от совершенствования способностей, поощряемых нашим обществом? Конечно, нельзя. Если у вас нет способностей делать дело, к которому вы приставлены или которое вы выбрали, то вас оттеснят и лишат возможности его делать. Как же быть?

Ответом должно стать изменение смысла того, что вы делаете. Вы сравниваете себя и других, обнаруживаете и развиваете способности, однако это делается не привязано, т. е. ваше Я не вовлечено полностью в это сравнение. Вас не трогает то, что у вас хуже, чем у другого, развита данная способность. Вам нравится развивать какую-то способность, вы даже можете сравнивать ее уровень с другими, но вас это не трогает: если у вас лучше, чем у других, вы не гордитесь; если же у вас хуже, чем у других, вы не завидуете.

Самосовершенствование неразрывно связано с процессом самоопределения. Чем сильнее развиваются способности вообще, тем определеннее проявляются мои индивидуальные способности.

Тот, кто делает самого себя, постепенно отчетливее воспринимает свое будущее, и соответственно для него проблема выбора профессии решается сама собой, как бы автоматически. А кто живет только удовольствиями сегодняшнего дня и не изучает самого себя с целью стать лучше, для того проблема самоопределения в жизни становится почти неразрешимой.

Он боится, что, выбрав профессию, ошибется; вступая в брак, он полон сомнений: "А не ошибся ли я? Буду ли я счастлив?"

 

Если смотреть на самосовершенствование под этим углом зрения, то мы увидим, что оно состоит в том, чтобы быть довольным, удовлетворенным тем, что мы имеем, и тем, что мы делаем здесь и теперь.

 А как же быть со стремлением к успеху, к достижению положения в обществе, повышению престижа и со многим другим, ради чего мы развиваем кипучую деятельность? Ведь источником этой деятельности является наше недовольство тем, что мы имеем: положением, престижем, статусом. Если мы будем довольны тем, что есть и что мы имеем, то прекратится импульс к активности и наступит застой, оцепенение, потеряется смысл жизни!

Исчезнет ли, прекратится ли всякий импульс к активности, если перестать его бичевать недовольством? Конечно, прекратится! Но не всякий импульс, а импульс защитный, импульс бегства от недовольства, чувства неполноценности, неудовлетворенности.

Прекратится именно защитный импульс, который побуждает нас к активности, угрожая страданием неудовлетворенности, скуки, чувства неполноценности. Импульс, являющийся порождением нашей внутренней и постоянно действующей несвободы! И он достаточно силен, его легко обнаружить.

Уединитесь в своей комнате и сядьте в удобную позу с намерением предаться созерцанию. Вы обнаружите, что это очень трудно сделать, так как вас начнут одолевать мысли о несделанном, о том, что вы зря проводите время; начнется беспокойство, которое даже может превратиться в зуд или неудобство, которое завершится непроизвольным импульсом прекратить неподвижность. Вы находите повод, чтобы прекратить созерцание, отложить его на следующий день, когда вы будете, по вашему мнению, более свободны для такого занятия.

Именно этот импульс и является проявлением вашей глубокой несвободы и склонности действовать не спонтанно, изнутри, а под пинками внешней необходимости! Именно этот импульс будет устранен в результате самосовершенствования, создающего в вас базовое чувство довольства и удовлетворенности здесь и теперь.

 

А как же насчет активности? Дело в том, что с прекращением недовольства и неудовлетворенности жизнь не прекращается, а входит в фазу подлинной, истинной жизни, которая будет порождать импульсы к действию ради самого действия и удовлетворения ради самого удовлетворения, а не избавления от страдания неудовлетворенности.

Процесс самосовершенствования представляет собой самовоспитание. Нам часто не нравится слово "самовоспитание", так как оно имеет своим корнем слово "воспитание", которое подчас воспринимается как процесс, в котором над нами совершают грубое или утонченное насилие, вызывая, например, стыд или чувство вины, а чаще всего — зависть или состояние лишения.

Мы не хотим, чтобы нас заставляли что-либо делать. Нам лучше, если мы сами хотим это делать.

 

По материалам: Юрий Михайлович Орлов, "Восхождение к индивидуальности"

 

 

 

 

фотовыставка: тысячелетия Китая