Поэзия бессмертных. Ли Бо

Ли Бо разделяет славу одного из лучших поэтов Китая наряду со своим другом и современником Ду Фу

 

О поэте


Ли Бо ((Тай-бо, 701—762/763 г.) — знаменитый китайский поэт времён династии Тан.
Называемый бессмертным гением поэзии, Ли Бо принадлежит к числу самых почитаемых поэтов в истории китайской литературы и является одним крупнейших мировых поэтов.

Ли Бо оставил после себя около 1100 произведений (включая около 900 стихотворений).
Существует полное собрание стихотворений и прозы поэта в 20 книгах, которые можно найти почти в любом книжном магазине Китая. В европейской литературе этот Ли Бо переводился чаще других китайских поэтов.

Говорят , что знаменитый в то время поэт Хэ Чжи-чжан, познакомившись с творчеством Ли Бо, от изумления даже вздохнул: "Ты бессмертный какой-то гений, с небес в наказанье на землю поверженный". Император назначил его в Академию стилистов (Ханьлинь) и очень его чтил. Во время смуты VIII в. Ли Бо по своему политическому безразличию примкнул к претенденту и после подавления мятежах подлежал казни, от которой еле спасся. Отдавшись пьяному бродяжничеству, он воспел его в стихах, до сих вызывающих восхищение и изумление. Существует легенда, что он утонул, пытаясь в пьяном состоянии схватить в объятия луну, отраженную в воде.

Поэзия Ли Бо обладает необыкновенной художественной силой, непосредственностью вдохновения, безудержным размахом и удивительно живым укладом условного, старинного языка. Почти каждая антология заполнена его стихотворениями, однако некоторые составители сборников отдают предпочтение более академическому и глубокому, вдумчивому и серьезному Ду Фу.

 

Ли Бо. Знаменитые стихотворения


Думы тихой ночью

У самой моей постели
Легла от луны дорожка.
А может быть, это иней?
Я сам хорошо не знаю.
Я голову поднимаю
Гляжу на луну в окошко,
Я голову опускаю
И родину вспоминаю.

перевод А.И. Гитовича

"Песнь луне Эмэйшаньских гор" - одно из самых известных стихотворений Ли Бо. Горы Эмэйшань он воспел в целом ряде произведений, "однако особенно глубокое впечатление, - пишет автор книги о Ли Бо, профессор Ван Яо, - произвела на него в Эмэйшаньских горах луна". В одном более позднем стихотворении поэт говорит: "Когда я жил на востоке области Ба, у Трех Ущелий, видя на западе ясную луну, я вспоминал Горы Крутых Бровей. Луна выходила из-за Крутых Бровей, озаряя Лазурное море, и я долго странствовал с теми, от кого был за тысячу верст". Луна в китайской поэзии, начиная с народных песен "Шицзина" и юэфу, всегда была одним из любимейших образов. Луна есть квинтэссенция Инь, а с Инь начинается в этом мире все сущее, и поэтому луна бередит душу, будит воспоминания, влечет за собой длинную цепь ассоциаций.

 

Храм на вершине горы

На горной вершине
Ночую в покинутом храме.
К мерцающим звездам
Могу прикоснуться рукой.
Боюсь разговаривать громко:
Земными словами
Я жителей неба
Не смею тревожить покой.

перевод А.И. Гитовича

 

Смотрю на водопад в горах Лушань

За сизой дымкою вдали
Горит закат,
Гляжу на горные хребты,
На водопад.
Летит он с облачных высот
Сквозь горный лес
И кажется: то Млечный Путь
Упал с небес.

 

Одиноко сижу в горах Цзинтиншань

Плывут облака
Отдыхать после знойного дня,
Стремительных птиц
Улетела последняя стая.
Гляжу я на горы,
И горы глядят на меня,
И долго глядим мы,
Друг другу не надоедая.

перевод А.И. Гитовича

 chin2

На закате солнца вспоминаю Шаньчжун

Дождь кончился,
И в дымке голубой
Открылось небо
Дивной чистоты.
Восточный ветер
Обнялся с весной
И раскрывает
Юные цветы.
Но опадут цветы
Уйдет весна.
И человек
Начнет вздыхать опять.
Хотел бы я
Все испытать сполна
И философский камень
Отыскать.

перевод А.И. Гитовича

 

Зимним днем возвращаюсь к своему старому жилищу в горах

С глаз моих утомленных
Еще не смахнул я слезы,

Еще не смахнул я пыли
С чиновничьего убора.

Единственную тропинку
Давно опутали лозы,

В высоком и чистом небе
Сияют снежные горы.

Листья уже опали,
Земля звенит под ногою,

И облака застыли
Так же, как вся природа.

Густо бамбук разросся
Порослью молодою,

А старое дерево сгнило -
Свалилось в речную воду.

Откуда-то из деревни
Собака бежит и лает,

Мох покрывает стены,
Пыльный, пепельно-рыжий.

Из развалившейся кухни -
Гляжу - фазан вылетает,

И старая обезьяна
Плачет на ветхой крыше.

На оголенных ветках
Молча расселись птицы,

Легла звериная тропка
Возле знакомой ели.

Книги перебираю -
Моль на них шевелится,

Седая мышь выбегает
Из-под моей постели.

Надо правильно жить мне -
Может быть, мудрым буду?

Думаю о природе,
Жизни и человеке.

Если опять придется
Мне уходить отсюда -

Лучше уйду в могилу,
Сгину в земле навеки.

перевод А.И. Гитовича

 

Тоска у яшмовых ступеней

Я стою... У яшмовых ступеней
Иней появляется осенний.
Ночь длинна-длинна... Уже росой
Увлажнен чулок мой кружевной.
Я к себе вернулась и, печальна,
Опустила занавес хрустальный.
Но за ним я вижу: так ясна
Дальняя осенняя луна!

Перевод Ю.К. Шуцкого


Словно затканный в пряди тумана

Словно затканный в пряди тумана,
Лес вдали, различимый едва.
Бередит в моем сердце раны
Гор холодная синева.
Я на башню поднялся высоко,
Где скопился сумрак густой.
Там стою и стою одиноко
Со своею тоской.
И на мрамор белый ступеней
Устремляю свой взгляд.
Шум внезапно возник в отдаленье –
Это птицы в гнезда спешат.
А моя где нынче дорога,
Та, что к дому родному ведет?
И беседок еще как много
По дороге путника ждет?

(Мелодия "Пусамань")
Перевод М. И. Басманова

 

Разгоняю грусть

Протрезвел я в цветах, а вокруг уже ночь,
Лепестков облетевших одежда полна.
Вдоль ручья побреду я куда-нибудь прочь,
Где ни птиц, ни людей, только в небе луна.

Что мрак ночной, когда вино со мной!
Когда я весь – в опавших лепестках!
Я по луне в ручье бреду, хмельной…
Ни в небе птиц, ни путников в горах.

733 г.
Неудачно побывав в 731 г. в Западной столице Чанъани, а в 732 г. в Восточной столице Лояне, так и не попав на аудиенцию к императору, Ли Бо отдыхает дома в Аньлу в хмельных развлечениях с друзьями, среди которых он числит и луну в далеких небесах.
Перевод М. И. Басманова


В горах отвечаю на вопрос

«Что Вас влечет на Бирюзовый склон? »
Лишь усмехнулся, и в душе покой:
Здесь персиковый цвет со всех сторон,
Нет суетных людей, здесь мир иной.

727 г.
Перевод Сергея Торопцева

 

Нас в этот мир заносит лишь на миг

Нас в этот мир заносит лишь на миг —
Мгновенное движенье ветерка.
К чему же я «Златой канон» постиг? —
Печаль седин покрыла старика.
Утешусь, посмеюсь над этим всем —
Кто вынуждал нас жизнью жить такой?
Богатство, слава — не нужны совсем,
Они душе не принесут покой…
С рубинами оставлю сапоги!
Уйду в туман Пэнлайский на восток! —
Чтоб мановеньем царственной руки
Властитель Цинь призвать меня не смог
Что тут сказать? Осталось лишь вздохнуть —
Холодной пустотой заполнен век.

Перевод Сергея Торопцева

 

Таинственный исток наверх выносит

Таинственный исток наверх выносит
Лазурный лотос, ярок и душист.
Устлала воды лепестками осень,
Зеленой дымкой ниспадает лист.
Коль в пустоте живет очарованье,
Кому повеет сладкий аромат?
Вот я сижу и вижу — иней ранний
Неотвратимо губит дивный сад.
Все кончится, и не найдешь следов…
Хотел бы жить я у Пруда Цветов!

Перевод Сергея Торопцева

 

 

фотовыставка: тысячелетия Китая